Брянский Завод и начало Бежицы.

06.06.2017
По материалам книги
Владимира Матвеева «Орловская губерния»

Предприимчивый московский купец Петр Губонин, прознав, что английская компания «Мюртон Пито» получила у русского правительства концессию на строительство железной дороги Витебск — Орел, сообразил, что здесь есть возможность поиметь выгоды. Он разыскал необходимые ему сведения об изысканиях, сделанных англичанами на трассе и по профилю пути, и решил опередить других.
Губонин появился в Брянске и стал искать, у кого можно подешевле купить лес и земли, расположенные на проектируемом пути. И нашел: у помещика Астахова рядом с рекой Болвой. Астахов был в денежном затруднении: песчаные земли, заросшие кустарником, не привлекали покупателей. Сделка состоялась. На дворе был 1865 год.
Губонин срочно начал строить на приобретенных землях лесопильный завод и лихорадочно вести заготовку древесины для шпал и строительства станционных зданий. Банкротство английской компании и временная заминка на стройке не смутили Губонина. Он знал, что изыскания и начатые работы будут продолжены. Купец и сам решил рискнуть. Он нашел партнера состоятельного московского генерал-майора Александра Борисовича Козакова. Губонин и Козаков заключили договор с Орловским земством о строительстве дороги. К этой стройке Губонин подключил и шведского барона Френкеля, с которым английская фирма уже имела дела на строительстве дороги Рига — Динабург. Френкель обязался вести поставку рельсов, поворотных кругов, стрелок, железных ферм для мостов и подвижного состава с предприятий Англии, и Швеции.
На поставленном Губониным лесопильном заводе уже имелся большой запас шпал и строительного леса, и стройка железнодорожного пути сразу набрала обороты. И вот 24 ноября 1868 года через железнодорожную станцию Брянск проследовал первый поезд. На строительстве дороги Витебск — Орел Губонин встретил инженера путей сообщения Виктора Фёдоровича Голубева. Тот в разговоре высказал мысль о том, что рельсы и другое оборудование не следует везти из-за моря,   надо   строить заводы в России. В. Ф. Голубев уже   строил   Московско-Курскую и Балтийскую железные дороги и тем временем приступал к Уральской. Имел и некоторый капитал. Губонин и Голубев быстро нашли общий язык и в июле 1873 года учредили Общество Брянского рельсопрокатного, железоделательного и механического завода. Не смотря на то, что Голубев еще оставался управляющим Орловско-Витебской железной дорогой, он много внимания уделял Брянскому заводу. Лишь в апреле 1874-го вышел в отставку в чине надворного советника и полностью посвятил себя техническому делу Брянского завода.
Через год в заводской капитал внес долю князь Вячеслав Тенишев — вскоре он взял на себя   руководство предприятием,  а  затем  стал основным его владельцем.
Поначалу Брянский машиностроительный завод создавался как рельсопрокатное предприятие, но, благодаря инициативам Тенишева, стал быстро расширять ассортимент продукции. С 1875 года было начато изготовление мостов и других стальных конструкций. Знаменитый дебаркадер Киевского вокзала в Москве, спроектированный талантливым инженером Шуховым, был создан на Брянском машиностроительном заводе. В Санкт-Петербурге из брянской стали построен дебаркадер Варшавского вокзала.   Прадеды   нынешних рабочих возводили мосты через Днепр и Амударью. К 1911 году из 49 дорог России на 33 были рельсы брянских заводов.
В 1877 году на заводе заработали бессемеровские конвертеры - одни из первых в России, а в 1880 году Брянский машиностроительный завод производил 30% всей русской стали. Он стал крупнейшим заводом в стране.
В 1910 году инженер А. Рожков разработал и внедрил на Брянском машиностроительном заводе метод отливки изделий из многослойной стали, который затем был запатентован заводом в США, Великобритании, Германии, Франции, Бельгии, Швеции, Италии, Японии, Испании, Канаде, Венгрии и ряде других стран.
Для военных ведомств изготавливалась снаряды и броня.  Знаменитый   броненосец «Потемкин» был одет в брянскую броню. С 1883 года Брянский машиностроительный завод начал строить пароходы, шаланды, землечерпалки и доки.
На промышленных выставках 1911 - 1914 годов высокую оценку получила произведенная на Брянском машиностроительном заводе сельскохозяйственная техника. Так, плуги получили целый урожай золотых медалей - 14 больших и 49 малых. Четыре большие золотые медали получили дисковые бороны, шесть малых - сеялки, две большие и две малые золотые медали достались лобогрейкам.
На Всероссийской выставке, проходившей в 1913 году в Киеве,  Брянский  завод  имел отдельный павильон, в котором широко была представлена его продукция.
Посетители всемирной выставки в Париже были удивлены брянским паровозом с шестью движущими осями и сочлененной рамой. Спустя три года американцы по лицензии Брянского завода начали выпускать такие паровозы у себя.
Стремительное развитие завода имело большие социальные последствия для всего Брянска. В непролазной чащобе у слияния рек
Десны и Болвы, там, где выросли первые цеха завода, возник рабочий поселок. Поначалу село называлось «Губонино», но потом навсегда за ним закрепилось название «Бежица», что буквально означает «прибежище». После земельной реформы много крестьян разорилось и бежало в город; люди были - счастливы тем, что, как писал Некрасов в поэме «Кому на Руси жить хорошо», «нынче у Губонина дают ржаного хлебушка...». Очень быстро на месте первоначальной беспорядочной застройки оказывается большой поселок на 10 тысяч человек с регулярной сетью улиц. В северной части поселка у железной дороги   был   разбит  парк,  а вокруг него возведены рубленые одно-двухэтажные общественные сооружения: больница, училище, детский сад.
Доминантой поселка выступало краснокирпичное здание Преображенской церкви, возведенное на рубеже. XIX — XX веков в формах электрики. Ядром крестообразного в плане сооружения являлся двусветный четверик, несущий массивный световой восьмерик с высоким граненым шатром и удлиненной луковичной главкой. В декоре фасадов были использованы элементы ренессансной, готической и древнерусской архитектуры.
В парке, в скромном здании 1880 года княгиней М.К. Тенишевой основывается Бежицкое заводское общественное собрание (1894 г.), близкое по составу помещений народному клубу. Здесь функционировали зал для лекций и концертов, читальня, библиотека, а в парке были устроены один из лучших в России теннисный корт, летняя эстрада, детские площадки, кегельбан.
Беспрецедентна для промышленных центров деятельность по развитию научного образования. С 1895 по 1909 год в Бежице возводится 11 специальных зданий для учебных заведений; в 1910 —1911 годы общее число учеников   в   них  составляет2000, расходы на содержание — 50 тысяч рублей в год.
Представляет интерес кирпичное здание ремесленного  училища,   построенное   в 1895 году попечительством княгини М. К. Тенишевой в формах подражания позднему классицизму.
В центральной части поселка — комплекс репрезентативных  корпусов   (1900-е  годы), включавший женскую  гимназию и начальную школу.
Жилая застройка Бежицы состояла в основном из небольших домов  усадебного  типа, двухэтажных рубленых казарм и одноэтажных бараков.
Надо иметь в виду, что к 1910 году население Бежицы возрастает до 25 тысяч человек, 900 рабочих являются арендаторами земли и живут в собственных домах, остальные — в принадлежащих заводу.
Это пример интенсивной, но продуманной комплексной застройки. При этом сохранялся и максимально использовался естественный ландшафт, то есть присутствовало все то, что позднее получило название «город-сад» и широко распространилось в индустриально развитых странах.


/ Брянский Завод и начало Бежицы. Летопись на старинных открытках: (по материалам книги Владимира Матвеева «Орловская губерния») // Брянские Епархиальные Ведомости.- 2013. - 25 – 31 марта (N 11). - C.8-9. /